Людмила Гурченко. В блеске одиночества. 2015 Документальное кино.



Оценок: 87 | Просмотров: 38084
Через четыре месяца после этой съемки Людмилы Гурченко не станет... Впервые на экране - последняя профессиональная съемка актрисы. Костюмированная фотосессия, устроенная близким другом, фотохудожником Асланом Ахмадовым.

Людмила Марковна отработала три часа на одном дыхании, при том, что была сильно простужена и мучили боли в ноге. Но она просила об одном – "не надо меня жалеть!". Фирменное чувство юмора Люси, казалось, было для нее главным обезболивающим. Диалоги актрисы с фотографом, спонтанные реплики Гурченко, которые удалось "поймать" во время фотосессия авторам фильма - безусловно, ювелирные фразы на весь золота. Вся сотканная из противоречий... Но как красиво и тонко сотканная! В блеске и одиночестве…Эта съемка должна была стать основой для большого документального проекта о Людмиле Гурченко, но…жизнь, а вернее – смерть нарушила все планы. Знала ли актриса, чувствовала свой уход?

"Сама её жизнь была, в общем, актёрством. И такое страшное ощущение, что даже её смерть. Да, ощущение, что она сама себе сказала: Стоп!", - так говорит о Гурченко человек, много лет посвятивший изучению ее творчества. Валерий Кичин, журналист, личный биограф актрисы. Они познакомились на съемках бенефиса Гурченко. И вскоре он получил право называть ее просто Люсей, стал вхож в ее дом, сблизился с семьей, знал жизнь Людмилы Марковны, как свою. "Умирают от одиночества. Особенно в моем возрасте…", - вспоминает он фразу, сочиненную актрисой для своего мюзикла "Бюро счастья". А была ли она сама счастлива и в чем это счастье заключалось?

"Ей личное-то и не нужно было, в принципе. Это она без творчества не могла, а без личного могла обойтись. Она, если страдала - только от отсутствия хороших ролей, хороших работ, хороших режиссеров. А отсутствие хорошего мужа она никогда и не…. Вы же видите, каждый раз появлялся то один, то другой и все они очень хорошие, кстати…", - это мнение актрисы Валентины Теличкиной. Во время съемок фильма "Пять вечеров" они очень сблизились.

"Легенда Марковна!" - так часто обращались к ней друзья, улыбаясь при встрече, а она в ответ победно кивала. Ее ближний круг - те, кто заслужил право называть актрису просто Люсей, для них она навсегда осталась живой Легендой.

О том, какой она была, просто Люся, любила ли сама или только позволяла это другим, как жила, о чем жалела, что больше всего ценила и считала смыслом жизни - рассказывают ее друзья, одноклассницы и поклонники. А также - признания в любви… и ненависти в монологах мужей, близких и бывших. Редчайшая хроника из частной жизни.