Азан из мечети Пророка в Медине Читает Исам Бухари

Похожее видео



Еще от: Muslimman100

Оценок: 2080 | Просмотров: 398659
У этого видео еще нет комментариев.

Комментарии (178)

Yunus Pirdavishanov (1 месяц назад)
Азан из мечети Пророка в Медине Читает Исам Бухари:
http://youtu.be/1qjX_vRTdfM
Hafi didi (2 мес. назад)
Азан из мечети Пророка в Медине Читает Исам Бухари:
http://youtu.be/1qjX_vRTdfM
Bendi Marly (16 дн. назад)
Sobhan Аллах и Его похвала سبحان الله وبحمده
Абдулла Гомеров (2 мес. назад)
Хвала Аллаху я бы то же так хотел)
Мурад Ибрагимов (2 мес. назад)
Матвей , ты о чем вообще говоришь .
Hafi Didi (2 мес. назад)
Азан из мечети Пророка в Медине Читает Исам Бухари:
http://youtu.be/1qjX_vRTdfM
Zeid ibn harisa (16 дн. назад)
матфей хренов. ты по ходу чего то выпил, думаю это ослинная моча. от тебя и
твоего креста здесь воняет, хрен моржовый!
Novfal Usmanov (3 мес. назад)
ALLAH Akbar!!!
Санам Исаева (2 мес. назад)
☝️
Abdulla Abdulla (3 мес. назад)
Маша Аллах
Хаважди Товбулатов (7 мес. назад)
Если ты не заслужишь любовь людей то Аллах за что тебя полюбить
матфей (1 год назад)
ЛИЧНОСТЬ МОХАММЕДА.
В глазах немусульман (христиан и иудеев) сама фигура Мохаммеда оказалась
неотделима от принципов исламской этики и морали. В глазах мусульман
личность Мохаммеда является непогрешимым мерилом, в рамках которого только
и можно обсуждать вопросы нравственности.
Мусульманские богословы сосредоточили все силы исключительно на
доказательствах «предсказанности» Мохаммеда Библией. Аргументация мусульман
- богословов в этом вопросе строится на довольно случайных посылах и
напоминает некую «Четырехступенчатую конструкцию», каждая новая ступень
которой отрицала собой все предыдущие.
На первой ступени мусульманские богословы накладывают на Евангелие контекст
корана и готовы интерпретировать по-своему каждое слово Библии. Когда
разбор отдельного слова утыкался в контекст фразы и эпизода, начинается
вторая ступень. Оригинальной мусульманской трактовке подвергается весь
эпизод, и утверждается, что неверно был сделан перевод, что ошибочно
понимаются все слова (включая и то, с которого начинается разбор).
На третьей ступени подвергается критике уже весь перевод всего текста всей
Библии. Фактически, эта ступень сводится на нет все утверждения двух первых
ступеней.
На четвертой же ступени делается под конец два взаимоисключающих вывода: а)
вся Библия искажена и докопаться до подлинного смысла ее слов и выражений
невозможно, б) пророчества о грядущем Мохаммеде чудесным образом в Библии
сохранились и как раз их-то смысл восстановить можно.
В итоге, в противоречие самим себе мусульманские богословы заявляют, что
личность Мохаммеда в предсказаниях Библии не нуждается вообще, после чего
их богословские силы перенацеливаются на критику христианского догмата о
Троице и на критику почитания христианами Богоматери и Святых Угодников.
Пока же заметим, что в глазах непредвзятого историка личность Мохаммеда
выглядит достаточно значимой и внушительной. Мохаммед действовал
решительно, прагматически, рассудочно, часто руководствовался силой
обстоятельств, еще чаще сам формировал эти обстоятельства. В мирских делах
он был практиком и прагматиком, реалистом и рационалистом, вопросы власти и
благосостояния государства стояли для него на первом месте. В этом
отношении он прочно входит в ряд исторических фигур: Александр Македонский,
Цезарь, Чингис - хан, Тамерлан, Наполеон и др.
Однако с точки зрения христианина мирская прагматика и светская
целесообразность не могут служить мерилом Праведности, Совести и Святости.
Ислам слишком рационален, чтобы понять, чем отвращает христиан личность
Мохаммеда. В православной истории были похожие на него фигуры – император
Константин Копроним, Иоанн Грозный, Петр Первый, однако возводить их в
Святые Пророки Христианство не может, несмотря на всю революционность их
деятельности.

ХРИСТИАНСКИЙ ДОГМАТ О ТРОИЦЕ.
Христианство имеет значительно большее представление о Жертвенной Любви,
чем ислам. Видимо, по этой причине мусульмане, имеющие богословскую
подготовку, сосредоточились на критике догмата о Троице и на критике
почитания Святых.
Ислам утверждает пропасть между людьми и Богом. По исламу, любить Бога
невозможно, так как любят лишь себе равного. Соответственно и Бог не
испытывает чувства любви к созданиям, как к неравным Себе.
Однако христианский догмат о Пресвятой Троице рисует такие отношения внутри
Самой Троицы (иногда говорят «Внутрибожественные отношения»), как
Предвечный Совет, Отеческо-Сыновняя Преданность, Святая Духовность. Все это
есть – Великая, Существующая прежде сотворения мира, Любовь. Именно Догмат
о Троице помогает христианину понять тот факт, что способность Любить есть
неотъемлемое качество Бога, свойственное Ему по Его Божественной Природе,
по Его Сущности.
Соответственно, это Свое сущностное качество Бог переносит и на созданных
Им людей. Создания становятся Его «возлюбленными чадами», для исцеления
которых от болезни греха любящий Создатель принимает на Себя Крестные муки.
В этом проявляется коренное разногласие Христианства с исламом. Ислам может
представить себе Разгневанного на грехи людей Бога. Но Бога, по-отечески
Страдающего от людской неблагодарности, ислам вообразить не в силах.
Ислам осознано ставит под сомнение догмат о Троице. Сомневаясь в нем, ислам
сомневается в Любви Бога, как в Его сущностном качестве. Отрицая этот
догмат, ислам фактически отрицает Любовь и изображает Бога как неспособного
любить в силу Его сущностной ограниченности.
Таким образом, «ограниченный монотеизм» ислама состоит в утверждении, что
раз любить можно только себе равного, а Бог равных Себе не имеет,
следовательно любовь есть качество не Бога, а человека. Это приводит к
ограничению качеств Самого Бога, так как представляет Его невсемогущим и
лишенным качества Предвечной Любви.
Христианское почитание Святых.
Ислам, отрицая Любовь как свойство «внутрибожеского» и Богочеловеческого
общения, вынужден ставить под сомнение и возможность почитания Святых.
Христианство понимает Церковь как единый организм, основанный на Любви,
единую семью, сообщество верующих – здравствующих на земле и отошедших в
мир иной – с Богом, единственным Главой Церкви. Именно на идее Любви
строится идея совместной молитвы со Святыми, прошение к ним, Угодникам
Божиим, заступиться за нас пред Отцом Небесным, славословие Святым,
выражение им благодарности за заступничество.
Только при понимании Бога как Любящего Отца (а не холодного Законодателя)
имеет смысл представление о загробной участи Святых как об активном
состоянии душ усопших. Любящий Господь не оставит возлюбленных Им Святых в
неведении о их дальнейшей судьбе. Любящий Господь не оставит земных Своих
чад без возможности общения со Святыми, «Сосудами Добродетели», дабы они
делились со здравствующими своим духовным опытом и, опять-таки, своей
Любовью.
Ислам лишен такого понимания «семейственности» отношений человека с Богом.
Ислам понимает загробное состояние душ до Страшного Суда как состояние сна,
мертвенного покоя. Ислам не уверен в загробной участи даже своих
праведников (включая Мохаммеда), к именам Пророков он неизменно добавляет
ритуальную формулу «Да будет доволен ими Аллах».

Ищущая Бога душа уже знает, что сотворена она по Божию образу и подобию.
Ищущая Бога душа ищет любви, поэтому она верит, что Сотворивший ее Бог и
есть Любовь. Ищущая Бога душа уже знает, что нет большей любви, «чем если
кто положит душу свою за други своя». Она ищет и находит только Того Бога,
Который Сам принял муки ради ее спасения.

Заключение
Ислам подвергал и всегда будет подвергать сомнению именно эти два
Православных Христианских догмата – о Пресвятой Троице и о почитании Святых
Угодников. Именно в них во всей полноте раскрывается идея Вселенской Любви
и Гармонии, которой начисто лишен ислам.
Ислам внутренне понимает, что деятельность Мохаммеда часто противоречит
описанному пониманию Любви. Желая утвердить его особую пророческую миссию,
ислам вынужден отрицать в Религии Единого Бога именно те положения, которые
основываются на Любви в ее Христианском понимании.
Таким образом, ислам окончательно и бесповоротно перестает быть религией
Любящего Бога и безвозвратно уходит в «магометанство». Совершив отказ от
Христа как от Бога, ислам приходит к почитанию мертвящей буквы своего
Писания и к почитанию человека Мохаммеда.
Всю свою философскую мысль ислам сосредоточил не на Богопознании, а на
земном мирском правоведении (не правоверии – речь именно о юриспруденции!).
Среди религиозных систем мира исламу нет равных в установлении системы
юридических и гражданско-правовых норм. Результатом такого внимания к
«земному благополучию» стало полное сращивание в мусульманской культуре
Мирского и Духовного (естественно, за счет последнего). Богословов в исламе
фактически подменили собой улемы и кадии – знатоки Шариатского права и
судьи.
Собственно богословы остановились на самом первоначальном этапе
Богопознания. Они ограничили себя лишь обоснованием азов авраамических
религий – утверждением Единобожия и выписыванием из корана эпитетов Бога
(т.н. «99 имен Аллаха»). Поскольку философские центры мира (Китай, Индия,
Византия) были далеко, а местное язычество (зороастризм) до философского
осмысления мира не доросло, заимствовать философский язык и методику
познания сотворенного мира было не у кого. В результате мусульманское
богословие стало отличаться заметной философской бедностью и неумением
отвечать на основополагающие вопросы Жизни и Человеческого Существования.
Именно отсутствие доктрины Любви привело Ислам к той философской
неподготовленности, с которой он встретил Европейско-Атлантическую
цивилизацию – обезбоженную и теряющую основы духовности. Незнание идеалов
любви (к слабым и сильным, подданным и властителям, бедным и богатым,
друзьям и врагам, благодетелям и обидчикам) привело исламское богословие к
неумению давать ответы на философские жизненные вопросы. Это выразилось в
агрессии и нетерпимости, что присуще некоторой (весьма заметной) части
ислама.
Материалистические, прагматические, либеральные и
глобалистско-большевистские «ценности» Запада не приживаются на территории
исламского Востока именно потому, что в своем понимании прагматических
сторон жизни, ислам УЖЕ оказался настолько близок западному «рационализму»,
что «материалистическая» ниша на Востоке пребывает уже занятой доктринами
самого ислама.

В заключение необходимо напомнить, как рознятся христианские и
мусульманские представления о Добре, Любви и Справедливости. Христианство и
Ислам по-разному описывают реакцию Иисуса на заговор о распятии и Его
диалог с учениками. ЧТО и КАК говорит Иисус своим ученикам в Евангелии и в
комментариях к корану:
Евангелие от Матфея (Мф.16.21-23): «С того времени Иисус начал открывать
ученикам Своим, что Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от
старейшин и первосвященников и книжников, и быть убиту, и в третий день
воскреснуть. И, отозвав Его, Петр начал прекословить Ему: будь милостив к
Себе, Господи! да не будет этого с Тобою! Он же, обратившись, сказал Петру:
отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что
Божие, но что человеческое». И позже (Мф.26.27-28): «И, взяв чашу и
благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя
Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов».
Авторитетный комментарий к корану Ибн Кясира: «Когда Иисусу стало известно
о намерении врагов его и о том, что вознесен он будет к Господу, он вышел к
апостолам и сказал: «Кто из вас согласен принять мой облик и быть распятым
вместо меня?»...
Mahmud Saitov (4 мес. назад)
Машавла
Daniel Forge (10 мес. назад)
Русский затраллил комменты внизу,вот же они какие религиозные!!!!
Азат Муканов (9 мес. назад)
все азаны хорошые мнебы так научится удачи братия мусылманы